Давай же, старина Мак, сейчас ты встанешь!

RV-9705

Может ли один человек разрушить старый мир и создать абсолютно новый? В глобальных масштабах вряд ли. Но если сузить этот мир до мирка, допустим, психиатрической больницы, то вполне. Это (и не только) показывает Московский театр Луны в своем спектакле «Рубиновый вторник».

RV-10641

Главный герой, Макмэрфи, из тюрьмы попадает «к психам» и тотчас же начинает демонстрировать свою бунтарскую натуру. Он отличается от новых «сокамерников» и своей «нормальностью», и внешним видом, и, главное, отношением к происходящему. Поначалу кажется, что Макмэрфи просто грубый и высокомерный, но его характер начинает раскрываться в действиях посерьезнее, чем знакомство с остальными персонажами. На терапевтическом собеседовании, когда главный антагонист – сестра Крысчед – начинает морально давить и без того несчастного пациента, Макмэрфи немедленно переключает его внимание на себя и благодаря совершенно иному подходу разряжает обстановку. С этого момента невольно встаешь на его сторону. А тем временем противостояние неумолимого Макмэрфи и медперсонала накаляется, пока не доходит до кульминации…

RV-8766

Но сначала стоит сделать акцент на эмоциональной составляющей спектакля. Четвертая стена ломается мгновенно – один из «психов», указывая на зал, представляет Макмэрфи отделение «буйных». Ни один эпизод не обходится без юмора – такого же бунтарского и смелого, как и главный герой. И именно поэтому понятного и безумно притягательного. В театр ведь хочется ходить не только для того, чтобы грузиться вечной философией, но и для отдыха.

RV-8704

Всё первое действие проходит в бесконечном смехе над происходящим. Над комичными пациентами, над ловкими выходками Макмэрфи в сторону сестры Крысчед и других врачей… А второе погружает в абсолютно иную атмосферу, пусть и с теми же грязненькими шуточками. Выясняется, что у Билли, от одной интонации которого в зале раздаются взрывы хохота, тяжелая психическая травма, связанная с матерью. Местный философ-интеллигент Хардинг морально убит не только терапевтическими собеседованиями, но и собственной молодой женой, а милый чудак Мартини ведет себя как ребенок из-за лоботомии. После этого смеяться хочется уже меньше…

RV-8905

Под конец отношение к Макмэрфи остается неоднозначным. С одной стороны, он безусловно молодец – повлиял на героев в некоторые моменты положительно. Но стоило ли оно того? Ведь оказывается, что все «психи» находятся на лечении по собственному желанию, им и не нужно переворачивать этот мирок с ног на голову. Зачем? Они, в отличие от присланного тюрьмой Макмэрфи, свободные. Сделали свой выбор сами и довольствуются тем, что дает жизнь в больнице. Макмэрфи предложил перемены – они подхватили его идеи, перемены произошли, но какой ценой?

RV-10653

К самому концу спектакля уже не смеешься, не переживаешь. Просто сидишь и как будто молишься: «Ну давай, давай же, старина Мак, что бы там раньше ни произошло, сейчас ты встанешь и всё это окажется твоей очередной большой шуткой». Но этого не происходит. Вторник действительно окрашивается рубиново-кровавыми цветами.

RV-10770

Фотограф Наталия Киселева.