Имение В.С.Храповицкого: шедевр русской усадьбы

От изнурительного темпа жизни в  мегаполисе, жестких законов выживания и экологических проблем не защищены представители ни одного социального слоя.  В этом – одна из наиболее весомых причин «бума» загородного строительства. Достаточно оказаться на любой автомагистрали Подмосковья или в поезде, чтобы убедиться: загородное строительство переживает сегодня настоящий бум, причины которого не в последнюю очередь заключаются в вышеназванных факторах. Оставим в стороне ставший уже традиционным разговор об эклектике в архитектуре загородного строительства. Не менее важными являются такие аспекты, как характер использования загородных строений и то обстоятельство, насколько вписываются они в ландшафт либо, напротив, разрушают его. Между тем, российские элиты проявляют все больший интерес к организации и возрождению усадеб, что несет  с собой не только досуговые цели, но и необходимость решать непростые задачи архитектурно-эстетического, ландшафтного и экономического характера. Более или менее приемлемо сохранившиеся старинные усадьбы охотно раскупаются. Стало известно и о намерении заинтересованных лиц приобрести усадьбу в селе Муромцево (Владимирская область), — одну из образцовых в девятнадцатом веке, созданную князем В. С. Храповицким, разрушенную после революции. Какой будет судьба Муромцева после второго рождения? Искусствовед, реставратор Ольга Валериановна Миночкина рассказывает в своем материале не только о историко-эстетической стороне поместья, но и об уникальном экономическом подходе Храповицкого, о социальной ответственности и природоохранной направленности его начинаний. Сегодня этот опыт может быть полезен как с познавательно-исторической, так и с практической точки зрения.

 

     Есть в России места, посещая которые испытываешь волнительное чувство прикосновения к истории. Пожалуй, особенно остро это ощущаешь, путешествуя по старым дворянским усадьбам. Гуляя по заросшим аллеям бывших усадебных парков, разглядывая живописные развалины старых загородных домов, как хочется порой воскресить в своем воображении далекий и ушедший навсегда мир русской усадьбы, представить некогда кипевшую в них жизнь. Каждая усадьба как страница русской истории, в которую навсегда вписаны судьбы целых родов и фамилий, свидетель драматической череды взлетов и падений их владельцев, радостных и тяжелых перипетий их жизни.

Одним из таких мест являются развалины старой усадьбы в небольшом селе Муромцеве, расположенном  неподалеку от городка Судогды во Владимирской области. Об усадьбе Муромцево и её владельце, отставном полковнике Владимире Семеновиче Храповицком, наш рассказ.

Владимир Храповицкий родился в 1858, он был потомком старинной белорусской дворянской фамилии. Его дед, тайный советник Иван Храповицкий был Нижегородским, а затем Санкт-Петербургским губернатором. Окончив Александровский  лицей, Владимир, пошел по стопам своего отца и поступил в лейб-гвардии Гусарский Его Императорского Величества полк. Окончил службу в 1892 году в звании полковника. В 1909 году был избран Владимирским губернским предводителем дворянства и оставался им до 1917 г. Был женат на Елизавете Ивановне Чиглоковой, дочери новгородского помещика. Храповицкие проживали в Санкт-Петербурге на Гагаринской набережной, позже имели собственный дом в Москве на Камер-Коллежском валу.

Когда в 1884 году  Владимир Храповицкий получил в наследство село Муромцево и 21 тысячу десятин окружающих его земель, в основном занятых лесами, хозяйство имения было в полном упадке, пахотные земли не давали урожая, а крестьяне бедствовали. Усадебные постройки пришли в полную ветхость.

Спустя несколько лет хозяин уже показывал своим гостям роскошное новое здание с четкой парадной планировкой и изысканным декором в романо-готическом духе. Гости пришли в восторг и расхвалили новый усадебный дом. «Ну, что вы, — сказал хозяин, – это всего-навсего мои конюшни и скотный двор! Вы еще не видали моего замка!»

«Замок» Храповицкого действительно поражал воображение, он, как и многие другие постройки усадьбы, был выстроен по проекту известного московского архитектора и декоратора П.С. Бойцова, и своими формами восходил к замкам французских королей и аристократов в долине реки Луары. Дом был оснащен по последнему слову техники, там имелись телеграф и телефон, водопровод и канализация самых передовых систем того времени, мебель и обстановка приобреталась исключительно от поставщиков Императорского двора, залы украшали декоративные росписи художника-декоратора А.А.Томашки, ученика И.Е. Репина, собрана прекрасная коллекция живописи, скульптуры, оружия.

«Замок» возвышался на террасе, перед которой был устроен водный партер с роскошным каскадом. Верхний регулярный парк вокруг «замка» был спланирован самим проф. Э. Регелем, непревзойденным авторитетом в области паркостроения в России и одним из лучших специалистов в Европе. Парк являлся собранием уникальных и экзотических пород деревьев. В садах и оранжереях Храповицкого собирались обильные урожаи вишен, персиков, абрикосов, которые вывозились на продажу в Москву. В 1910 г. директор садов г. Риги Георг Куффельт спроектировал пейзажную часть парка с озерами.

Но главной ценностью имения были густые хвойные леса, окружавшие Муромцево. Избрав основным направлением своей деятельности лесное хозяйство, Храповицкий довольно быстро становится одним из крупнейших лесопромышленников центральной России. Чтобы сохранить и преумножить свое хозяйство, он привлекает известных лесничих, одних из лучших в России, Карла Тюрмера и Пауля Герле. В своем письме отцу, знаменитому специалисту в области лесного хозяйства, Карлу Герле, Пауль писал: «Все то, что ты пишешь относительно муромцевского леса и его владельца, заставляет меня предполагать, что там находится совокупность условий, необходимых для поднятия лесного хозяйства на высокую ступень и что лесничему открыто широкое поприще деятельности, на котором он может вложить в дело свою душу, энергию и знание, действительно принести большую пользу лесу, а вместе с ним, конечно, владельцу и местному населению. Большего лесничий и желать не может…»

Уже в 1895 г. разумное и рациональное ведение лесного хозяйства позволило Храповицкому учредить акционерное общество «Лесные склады Храповицкого» и свои представительства в Санкт-Петербурге и Москве. Доход от этого предприятия был такой, что ежегодно Храповицкий тратил около 200 тыс. рублей на обустройство своего любимого Муромцева. В имении были выстроены лесопильные, смолокуренные, скипидарные и кирпичные заводы, а также удобные и комфортные дома для рабочих, являвшихся образцовыми для того времени, дома для управляющих, конторы, лесные дачи для лесничих и их семей, а также церковь и школу. Для вывоза леса и продукции заводов Храповицким была построена собственная железнодорожная ветка, соединившая Муромцево с Муромской железной дорогой. Владимир Храповицкий во всем проявлял себя как заботливый, но требовательный хозяин, его управляющие вели строгий учет всех доходов и расходов, ни одна мелочь не ускользала от внимания владельца. Иногда Храповицкий прибегал и к радикальным мерам — закрывал питейные заведения в округе.


В.С. Храповицкий, будучи блестящим предпринимателем, рачительным хозяином  и талантливым организатором, к тому же был человеком на редкость образованным, с широким диапазоном разноплановых интересов, что, несомненно, отразилось на художественном  облике усадьбы и атмосфере, царившей в ней. Он был большим любителем животных, часто становился победителем различных сельскохозяйственных и животноводческих выставок и конкурсов. В усадьбе разводились редкие породы птиц,  племенные лошади и охотничьи собаки. Храповицкий обожал музыку и театр, сделал много полезного в этой области, за что был избран почетным членом Владимирского музыкального драмати

ческого общества. Он построил у себя в имении музыкальную школу для сельских мальчиков и самый настоящий театр, который по воспоминаниям современников представлял собой точную копию одного из столичных театров. Там ставились как драматические спектакли, так и веселые водевили, звучала музыка, печатались афиши и программки к спектаклям, часто выступали приглашенные актеры и музыканты.

Обустраивая свое имение, Храповицкий всячески старался создать в нем образ старинного родового гнезда, подчеркивая тем самым знатность и древность своего рода, а также его европейские корни. И дело не только в том, что основные усадебные постройки были выстроены в романо-готических формах европейской архитектуры, ведь в то время историзм был в моде. Характерной чертой усадебных построек было то, что они создавались так, будто бы существовали здесь издавна, ветшали, поновлялись и достраивались не одним поколением владельцев. Таков усадебный «замок», состоящий из нескольких частей разной формы и высоты, со сложным силуэтом, открывающимся  все новыми и новыми видами при обходе вокруг здания. На главном фасаде «замка» в специальной нише был изображен герб дворян Храповицких. Многие комнаты дома

были оформлены в виде средневековых рыцарских зал с массивными каминами, резными лестницами и мебелью в средневековом духе, в интерьерах также широко использовались элементы фамильной геральдики Храповицких. Стены украшали огромные тканые панно европейской работы с изображением рыцарских турниров, охоты и пиров в средневековых замках. Интересно были решены фасады здания конюшни, в основе которых лежит имитация древней аркады, будто бы домысленной современным архитектором. Главные аллеи усадьбы носили имена её владельцев – Владимирский и Елизаветинский проспекты.

Владимир Храповицкий упорно стремился к созданию в Муромцеве своеобразного церемониала, призванного подчеркнуть пышность и торжественность своего пребывания там. Приезд Храповицких в имение всегда сопровождался праздничными мероприятиями, от железнодорожной станции к дому расстилалась красная дорожка.  Над «замком» поднимался флаг, возвещавший всей округе, что хозяин находится в имении — ритуал, явно позаимствованный у королевских домов Европы. В парковых павильонах играла музыка, часто устраивались представления и парады.

Вот такой когда-то была усадьба Муромцево, за несколько лет из заурядного имения превратившаяся в роскошный архитектурно-парковый ансамбль, прекрасную светскую резиденцию, культурный центр всего уезда и процветающий, прекрасно организованный комплекс предприятий. Не случайно современники называли усадьбу «царской». «Здравствуй, дорогое Муромцево! Здравствуй, божественная красавица – вилла!.. Живи, чаруй и восхищай всех, пребывающих у тебя!» — писал о Муромцеве восторженный посетитель.

Судьба подарила Муромцеву только двадцать с небольшим лет на обустройство и процветание. А потом была революция… Хозяева спешно покинули Россию, едва ли осознавая тогда, что уезжают навсегда.  Усадебные постройки были национализированы, многое разобрано и расхищено, кое-что из коллекций «замка» успели вывезти сотрудники Владимирского музея. Долгое время в основных постройках имения располагались корпуса Муромцевского лесотехникума, созданного на базе усадебного лесного хозяйства и парка, потом все пришло в запустение, а после двух пожаров от «замка» остались лишь руины. Вот так внезапно и бесславно завершилась история прекрасной усадьбы, а её хозяева Владимир и Елизавета Храповицкие в одночасье лишились всего и спустя несколько лет скончались во Франции в нищете.

До сих пор в окрестностях Муромцева  шумят густые хвойные леса, леса Храповицкого, а одна из деревень, бывшая лесной дачей имения, носит название Тюрмеровка, по имени лесничего, посвятившего свою жизнь лесному хозяйству этого края.

PS: Недавно появились сообщения, что усадьба передана частным инвесторам, со временем в ней планируется создать отель президентского класса. Хочется надеяться, что новые хозяева бережно отнесутся к уникальной истории усадьбы, её самобытной архитектуре и к памяти об её владельце, отставном полковнике Владимире Семеновиче Храповицком.

 

О. Миночкина