«Стихия человечества», возможно?

nNiH4wda9uM

«Что такое Холокост?» — вопрос, на который я так редко получаю ответ, когда берусь проводить социальное исследование. А вот если подумать, то нужен ли кому-то этот самый ответ? Полно проблем в нашей модернизированной столичной жизни и без Холокоста. Мы живем себе, работаем, учимся, помогаем друг другу. И в то время люди тоже всё это делали, но в другом ключе. Им идеология сказала: «Вы должны работать в лагерях, а потом учиться умирать быстрее. Мы вам в этом поможем». И завертелся ураган, унесший с лица Земли порядка шести миллионов писателей, ювелиров, скрипачей, врачей, школьников… Проигнорировать это, похоронить под нарастающими слоями истории? А если представить, что хоть один человек из шести миллионов был нашим другом, с которым мы ходили в кино и на выставки, возможно даже целовались или хотя бы наши мамы были знакомы? А потом его взяли и сожгли где-нибудь за лесом. Какие чувства возникнут тогда?

Если все-таки представить трудно, давайте вместе познакомимся с героем повести Марии Нестеренко «Работа делает свободным». Перед нами симпатичный тринадцатилетний Хошка Езёраньский, обычный польский школьник начала сороковых. Рыжие волосы, детский наивный взгляд. Любит гулять с друзьями. Как любой подросток любого времени имеет проблемы с мамой, но в целом с семьей ладит. Кому он может помешать кроме школьных хулиганов? Оказывается, вполне может. Хошка – еврей. И друзья его тоже. А значит самые грязные пятна на теле планеты. А с пятнами что делают? Правильно, смывают.

Девочка Сара звонко смеется и скачет по лужам, а на следующей странице лежит в этих самых лужах застреленная.

Девочка Циля мечтает о поездках по миру и счастливом замужестве, а на следующей странице депортирована в лагерь смерти и задушена газом.

И возникает множество вопросов: за что? Как человечество допустило это? Что хотели доказать нацисты, ведя войну против детей? Конечно же, стереть зачатки «гнилой нации», истребить ее, пока она не дала нового потомства. Пока по лужам не прыгают новые девочки, пока они не смеются и не мечтают о путешествиях. Вот она, сила – нет даже маленьких врагов. Но ведь история всегда показывает, что силы в таком не видно.

Q9L1zsvi6b0

Цунами успокаивается, вулкан засыпает. Любая стихия рано или поздно исчезает. Она оставляет после себя чудовищные разрушения, но исчезает. На смену ей однажды приходят новые, так уж работает природа. Но человек, возомнивший себя царем всего сущего, может предотвратить свои же новые стихии, зная об ужасах предыдущих. О сожженных врачах и писателях. О расстрелянных школьниках. О шести миллионах жертв бесчеловечной идеи.

Каждый в первую очередь сам себе должен ответить, что же такое Холокост. И если ответ будет идти из сердца, то, возможно, эта стихия никогда не возродится.


Мария Нестеренко.
https://www.proza.ru/2016/01/26/1810 — ссылка на повесть.